Амстердам, где так вольно дышит человек…

Алексей ВАСИЛЬЕВ 2008.07.10

Уже в XVII веке некогда невзрачный рыбацкий поселок Амстердам, расположенный у впадающей в Северное море реки Амстел, был, как бы сказали сейчас, «торгово-финансовым центром мирового значения». Да и сегодня столица Нидерландов, если не врут справочники, остается «крупным промышленным, финансовым и транспортным центром с развитым машиностроением, авиастроением, судостроением, электроникой, химической, нефтеперерабатывающей, фармацевтической, полиграфической, швейной и пищевой промышленностью». К тому же Амстердам — город старинных готических церквей и мировой центр огранки алмазов. Туристов же в этом городе привлекают не только вид городских ворот, башен пятнадцатого века и знаменитые тюльпаны. С некоторых пор Амстердам славится своей так называемой свободой. Амстердам — Мекка наркоманов и ценителей продажной любви (видимо, атрибутов свободы). Недавно наш земляк, кандидат исторических наук Олег Романько, провел в этом удивительном городе несколько месяцев. Правда, забросило его вдаль от родины вовсе не желание отдохнуть от трудов праведных с косячком и доступной девицей.   Нерешенные вопросы Второй мировой Олег Валентинович отправился в Нидерланды по приглашению Института истории Второй мировой войны и сектора восточно-европейской истории Амстердамского университета. Фамилия Романько, одного из серьезных экспертов в вопросах военно-политического коллаборационизма в годы Второй мировой войны, хорошо известна не только нашим читателям (статьи Олега Валентиновича появлялись и будут появляться на страницах «КВ»), но и за пределами Крыма и Украины. В научных трудах Романько немало крымских тем. — Крым интересен для меня не только тем, что я здесь живу, — поясняет он. —  Коллаборационизм на территории Крыма — почти не изучавшаяся и не изучаемая тема, на нее обратили внимание лишь в последние два десятилетия. Однако нужных документов в крымских и украинских архивах практически нет. Но они есть в европейских: в немецких, например, много документов по крымскотатарской проблеме. Некоторые крымскотатарские историки, по мнению Романько, пытаются показать, что никаких коллаборационистов и вовсе не было. — Ну, это просто нелепо и не исторично... У меня свой взгляд на проблему сотрудничества советского населения с Третьим рейхом. Поэтому я далек от мысли осуждать татар:  в годы войны их элита сделала свой выбор, и как проигравшая сторона должна была быть готова к наказанию. Известно, что со всеми «попутчиками» Третьего рейха победители поступили довольно сурово,  и не только в СССР. Олег Валентинович убежден: многие проблемы современности уходят корнями в годы Второй мировой войны. — Их тогда не решили, или решили не так, поэтому это и выходит сейчас боком, — поясняет он.   Научная работа: книги —  с доставкой на дом — Работа в Амстердамском университете, — рассказывает Романько, — пожалуй, лучшее место работы для историка, если сравнивать его с архивами Украины, России, Белоруссии, Франции и даже Германии.  Я ожидал, что буду трудиться в огромном научно-исследовательском заведении со штатом в полтысячи человек, как было у нас в советские времена, но увидел небольшой, однако работающий весьма плодотворно коллектив профессионалов человек в пятнадцать. В Амстердаме поражают условия труда ученых,  там сделано все, чтобы человек, который занимается наукой, ни на что постороннее не отвлекался. В университете мне выделили отдельный офис, естественно, с компьютером и подключенным интернетом. По интернету можно заказывать книги, необходимые для работы. Если этих книг нет в Амстердаме, по системе библиотечного обмена их доставят из любой библиотеки страны или даже Европы. Есть и такая услуга: можно купить сколько угодно литературы, но чтобы не везти домой лишний груз — собрать из книг посылку и отправить по любому адресу. Бесплатно. За счет университета. Я, разумеется, не мог этим не воспользоваться…   Учеба: три пары в неделю — Высшее образование в Нидерландах платное, — продолжает рассказ Олег Романько. — Но мне показалось, что стоимость обучения в некоторых крымских вузах значительно выше, чем там (в среднем — 300 евро в месяц): часть денег за обучение голландских студентов выплачивают разные фонды, которых там великое множество. На мой взгляд, голландские студенты не перетруждаются. Расписание учебы весьма простое: три пары в… неделю! Остальное время отдается самостоятельной работе: многие студенты действительно добросовестно сидят в библиотеках. Хотя некоторые преподаватели все же сомневаются: не много ли свобод отмерено их ученикам в самом свободном городе Европы? Условия работы и учебы отличные, а вот студенческого питания, вроде наших столовок, нет. В университете питание скромное, типа буфетов, но за стойкой нет продавца, соки, йогурты и пр. выставлены просто так — рассчитано на сознательность: берешь и платишь, никто за этим не смотрит (а вот в общественном транспорте людям «не верят», в каждом трамвае — кондуктор). Я питался в ресторане: чтобы плотно позавтракать и пообедать, хватало 20 евро в день.   Запах свободы — В ходе разговора приведу несколько цифр для того, чтобы крымский турист легче ориентировался в Голландии, — продолжает собеседник. — Многие цены в магазинах мне показались ниже, чем у нас. Многие продукты тоже оказались дешевле наших. Впрочем, в свободное от работы время меня больше интересовала не ценовая политика супермаркетов, а непосредственно страна. Голландцы кажутся добрее и демократичнее, например, немцев. Голландский язык очень сложный, но в стране многие говорят по-английски. Небольшую Голландию легко можно объехать на поезде. Стоимость билетов ниже, чем в Германии или во Франции. От Амстердама до Северного моря — минут двадцать на электричке.  Сезон начнется в августе, так что, когда я оказался на побережье, народу там было немного. Узнал, что посещение пляжа бесплатное, как и многих других мест общественного пользования. Хотя некоторые такие места попросту шокируют! Вот, к примеру, туалет на вокзале. Вместо писсуара — дырка в кафельной стенке. И запахи стоят покрепче наших! На улице видел еще одно чудо свободного мира:  стоит эдакая штука, как гигантский пенал для карандашей, а на наружной (?!) стороне приделаны писсуары. Подходи — и прилюдно справляй нужду! А что от народа скрывать? Свобода!   Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную — Амстердам помешан на свободе, — делится впечатлениями Олег Валентинович. — Или на том, что они под свободой понимают. В Голландии запрещена дискриминация по половому, религиозному, политическому и т.п. признакам. Видел на лавочке в центре города прилюдно целующихся мужиков: отхлебнули пива — поцеловались, отхлебнули — поцеловались… Второй раз я заметил, как двое классических голубых в коже, в фуражках и армейских ботинках обнимались на ступеньках какого-то кафе. Есть в городе т.н. хомомоньюмент — памятник геям, которых угнетали на протяжении всей истории. В День королевы, 30 апреля, на улицах толпы пьяного и обкуренного народа. Коренные амстердамцы стараются не выходить в этот день на улицу. Кстати, об улицах. Та, по которой я ходил в институт, — типичная для города. Ее, как и многие, пересекали каналы (не зря город называют Северной Венецией: в нем почти 1000 мостов и 50 каналов!). Я проходил мимо сайентологического храма и гей-клуба с флагом-радугой, далее миновал публичный дом с розовыми окнами и красными фонарями. Напротив него находится… католическая церковь, а чуть дальше — лютеранская. Квартал красных фонарей расположен возле самой старой церкви Амстердама — представляете, верующие выходят со службы, а вокруг в окнах проститутки! Все толерантно, даже слишком. Дальше по ходу находится сексшоп для голубых, потом рестораны — такая вот улица.   В музее одной девочки — Несмотря на то, что Амстердам — город свободы, все же оказывается, свобода там не для всех: в столице Голландии не приветствуют скинхедов, — признается Романько. —  В свое время сюда эмигрировали евреи из отошедших к Испании областей Нидерландов, Португалии, Германии и стран Восточной Европы, составившие основной костяк финансистов. Во время Второй мировой евреям пришлось несладко. Может быть, поэтому в Амстердаме не жалуют парней со свастикой и именно в этом городе находится центр по изучению Холокоста. Самый же посещаемый музей города — не Королевский, где я любовался картиной Рембрандта «Ночной дозор» (привет Бекмамбетову!), не городской музей со всемирно известный собранием шедевров современного искусства, ни музей Ван Гога с коллекцией импрессионистов, не  Исторический музей, не музей Сопротивления, а Дом-музей… Анны Франк — девочки, которая в годы оккупации вела ставший знаменитым дневник. Я не стану высказывать свое мнение по этому вопросу, замечу только, что дом Анны — целый научно-методический центр плюс музей. В доме же ничего особенного нет — пустые комнаты (немцы конфисковали все во время ареста). Тем не менее там очень много людей — огромный хвост,   билет 20 евро. Это самый дорогой музей.   Про «ЭТО» — Завершая свой рассказ, я, наверное, бы слукавил, если бы не коснулся двух упомянутых в начале тем: наркотиков и проституции, — замечает Романько. — Кстати, коренные амстердамцы в шоке от такого имиджа города и очень стыдятся жить в «столице разврата». Легкие наркотики действительно продаются свободно. Их можно купить в т.н. кофе-шопах: доза (2—3 сигаретки) стоит шесть евро. Вывозить из страны это зелье нельзя, поэтому молодых людей в аэропорту осматривают с пристрастием. У меня даже разобрали зажигалку, которую я вез в подарок отцу, чтобы я туда ничего не спрятал. Найдут — могут завести уголовное дело. В тюрьму не посадят, но про дальнейшие поездки в Шенгенскую зону можно забыть. К легальной проституции там относятся как к бизнесу: проститутки в Амстердаме — это частные предприниматели; сами понимаете, что у них является средством производства. Несколько раз по пути в университет мне предлагали «лайф порно-шоу» — т.н. живой секс: заходишь, платишь 30 евро, пьешь напиток, а перед тобой на сцене занимаются «этим» вживую. «Приходите! — кричит зазывала. — Мы работаем даже в Рождество!» Я был свидетелем, как гид вел через квартал красных фонарей русских туристов. Кто-то спросил: «А наши здесь есть?» Гид ответил, что русские и украинки считаются элитными проститутками и работают только в закрытых частных клубах. Меня почему-то охватила гордость за нашу державу... Свободно ли я себя чувствовал в этом городе свободы? Пожалуй, да. Дискомфорт за границей ощущается из-за незнания языка и отсутствия денег. У меня таких проблем не было. Хотя эти критерии свободы можно отнести не только к загранице…


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org