Чем пахнет свобода. К двадцатилетию создания общественно-политических организаций Крыма

Анатолий СУЛИН 2009.04.02
Чем пахнет свобода. К двадцатилетию создания общественно-политических организаций Крыма

Двадцать лет назад, впервые за бесконечно долгие пятилетки коммунистического диктата, наша страна вздохнула свободно. Начатая в конце восьмидесятых горбачевская реформа КПСС привела к образованию в Компартии нескольких платформ, а в дальнейшем — к отмене однопартийной системы и снятию с Коммунистической партии конституционного статуса «ведущей и организующей силы». Впервые запахло свободой.

«Запах свободы» — избитый литературный штамп. И его можно толковать по-разному. Автор этих заметок, как и многие в ту пору, обонял его в прямом смысле слова. Была весна. Такая же, как и сейчас, — свежий ветер, разогнавший зимние тучи, и аромат начинавших цвести абрикосов. Эйфория, неподвластная уму радость были разлиты в воздухе весны 1989 года… А помимо этого, была наивная вера в то, что пал монстр и теперь все мы заживем по-другому, по-новому. Никто не знал как, но знали одно — без зажравшихся коммунистов во главе людского стада…

Прошло двадцать лет. Что теперь стало с теми, первыми общественно-политическими организациями полуострова? Мы связались с представителями пяти крупнейших (точнее сказать, самых скандальных) обществ конца восьмидесятых — начала девяностых и задали им одни и те же вопросы: что представляла из себя организация, главные цели и задачи, кто входил в ее ряды, чего успели добиться и что с ней произошло сейчас. Наш краткий обзор начнем от левых к правым.

«МЕМОРИАЛ»

В 1989 году в Москве было создано Всесоюзное добровольное историко-просветительское общество «Мемориал» (позже к названию было добавлено слово «правозащитное»). Одним из инициаторов его создания стал Лев Пономарев, первым председателем — Андрей Сахаров. В том же году по всему Союзу, в том числе и в Крыму, были открыты отделения «Мемориала».

Инициатором создания Крымского отделения стал Владимир Гуркович. В состав руководства входили также Юрий Мешков и Игорь Храпунов. Владимир ГУРКОВИЧ вспоминает, что первоначальными задачами общества являлся сбор средств на сооружение памятника жертвам политических репрессий.

— Однако в процессе сбора подписей мы поняли, что создание памятника — это только часть колоссальной работы, которая стоит перед обществом. — говорит Владимир Николаевич. — До сих пор не были выявлены места массовых казней и лагерных кладбищ по всему Союзу, а по Крыму не было точных данных о жертвах репрессий 1920—21 годов. Своей деятельностью мы пытались всколыхнуть общественное мнение, создать своеобразную преграду, не допускающую каких бы то ни было политических репрессий в будущем… Чего мы добились? Немалого — благодаря нашим совместным усилиям был принят Закон «О реабилитации жертв политических репрессий».

— Крымское отделение объединило людей разных национальностей, разных политических симпатий, — продолжает Владимир Николаевич. — Среди нас, помимо русских, украинцев, было много татар. Мы охотно помогали татарам в их борьбе за возвращение в Крым (сегодня же татары «отблагодарили» Гурковича: теперь он для них ярый ксенофоб. — А.С.).

Крымское отделение «Мемориала» распалось на рубеже 1991 года — все разошлись по своим политическим нишам. Российский «Мемориал» существует до сих пор, но является уже не историко-просветительским обществом, а правозащитной организацией.

На одной волне с «Мемориалом» возникли в чем-то похожие организации: «Клуб избирателей», «Экология и мир», «Народний рух України за перебудову».

«ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ТАВРИДА»

В конце восьмидесятых, еще будучи на политическом олимпе, Леонид Грач заметил, что «Демократическая Таврида» является единственной незарегистрированной общественной организацией в Крыму и в то же время является «единственной признанной политической силой».

Председатель «ДемТавриды» Константин ДИДУК утверждает, что его организация первая развернуто поставила вопрос о политическом обустройстве Крыма.

— «ДемТаврида» считала, что на данном историческом отрезке Крым заслуживает статуса союзной республики, — поясняет Константин Николаевич. — В своей платформе «ДемТаврида» также тезисно обрисовала будущее государственное устройство Крыма; в частности, положение о русском языке как государственном впервые прозвучало именно там.

В число руководителей «Демократической Тавриды», помимо Дидука, вошли Татьяна Дереза, Юрий Ивченко, Владимир Бубликов. На вопрос: «Чего успели добиться?» — Дидук отвечает скромно:

 — Восстановления автономии Крыма! Долго ли просуществовала организация? Трудно сказать… Списочный состав в основном рассосался: кто в РДК, кто по общинам. Внесписочный продолжает потихоньку действовать, — смеется Дидук.

«РЕСПУБЛИКАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМА»

Мы связались с некогда первым замом председателя РДК Вадимом МОРДАШОВЫМ.

— Во главе РДК стояли Юрий Мешков и Борис Кизилов (в девяностых годах откололся Валерий Аверкин: он создал культурологическую организацию «Русскоязычное движение Крыма»). Главной задачей движения являлось сближение с Россией — экономическое, духовное, создание единой рублевой зоны.

«Республиканское движение Крыма» в 1993 году было преобразовано в Республиканскую партию Крыма, но в своей аббревиатуре партия указывало на предшественника — РПК/РДК, — вспоминает Мордашов.

— Новую партию возглавил Юрий Мешков, затем Сергей Цеков, — продолжает Вадим Константинович. — Был создан блок «Россия», и с ним мы победили на выборах (за нас проголосовали около 70% крымчан!). Юрий Мешков стал президентом Крыма. Но вскоре из-за межличностных конфиликтов между Мешковым и Цековым РДК и блок «Россия» раскололись. Украинские власти воспользовались этим и упразднили и пост президента Крыма, и Конституцию АРК, и Закон об общественно-политических организациях Крыма…

Когда говорят, что за нами стояли российские деньги, — это ложь. Ельцинская Россия не пошла нам навстречу. Руку Москвы с кошельком денег мы так и не увидели…

В те же времена на полуострове возникла «Русская община Крыма» (учредители — Вадим Мордашов, Петр Моргунов, Вячеслав Королев, Валентина Струкова). Общину возглавил Владимир Терехов. Сегодня, по словам Мордашова, старожилов в Русской общине практически не осталось.

— И продолжателей нет, — убежден Вадим Константинович, — хотя многие и заявляют о преемственности…

«НОВОРОСС»

В конце восьмидесятых в сонное межсезонье курортной Евпатории ворвалась общественно-патриотическая организация «НОВОРОСС» (руководители — Александр Шестопалов, Игорь Азаров, Николай Горюнов).

— «Новоросс» был своего рода историческим клубом, — говорит Игорь АЗАРОВ. — Но мы, вчерашние школьники и студенты, не только открывали запрещенные ранее страницы истории, мы выступали за реабилитацию царской семьи, призывали к покаянию в грехе цареубийства и первые в Евпатории отслужили молебен в память царя-мученика (священник о. Георгий (Куницын)).

— Несмотря на то, что дракон коммунизма казался мертвым, наши антикоммунистические, пророссийские митинги были бельмом в глазу у некоторых евпаторийских чиновников. Как мог, давил горком, а «Евпаторийская здравница» посвятила нам, возмутителям спокойствия, не одну гневную статью, — улыбается Игорь Вадимович.

После 1993 «Новоросс» прекратил существование. Некоторые его члены влились в «Таврическое общество ревнителей памяти Государя Императора Николая II».

«СОЮЗ РЕВНИТЕЛЕЙ ПАМЯТИ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II»

своб2(1).jpg

(Митинг Союза ревнителей памяти императора Николая II, Симферополь, 1990 г.)

Организация с таким названием была создана в тридцатых годах в Париже людьми, лично знавшими царя. В конце восьмидесятых ее филиал появился в Москве, а в Симферополе — в 1990 году (симферопольский филиал легализован путем уведомления в 1993 году). Крымское отделение носило длинное название — «Таврическое общество ревнителей Памяти Государя Императора Николая II» (в число руководителей общества вошли: Алексей Васильев, Игорь Азаров, Станислав Красновский, Михаил Суриков).

Лидер крымских монархистов, председатель общества Алексей Васильев говорит, что главной целью общества было стремление нести в народ правду об оболганном большевиками последнем русском царе. Ревнители старательно очищали царственное имя «от клеветы и всяческих злословий».

— Совместно с «новороссами», — говорит Алексей Алексеевич, — мы устраивали митинги и молебны в городском парке в День русской скорби (день убийства царской семьи 17 июля. — А.С.). Усилиями общества была открыта памятная доска на бывшем губернаторском доме в честь пребывания Николая II в Симферополе.

В настоящее время Таврический филиал «Союза ревнителей» остался самым живучим и практически возглавляет работу всей организации. С целью координации работы патриотических организаций юга России в 2003 году «ревнители» создали движение «Наша Держава», куда, помимо крымчан, вошли патриотические организации Киева и Херсона.

...Сегодня эти «преданья старины глубокой» вспоминаются разве что с легкой ностальгической улыбкой. Но уверен: никто из участников бурной политической жизни 80—90-х не жалеет о своей общественной работе в то, ставшее почти легендарным, время.

Была еще одна интересная особенность той поры. Все мы:  и левые и правые, и руховцы и монархисты, и русские и татары — работали за идею. То есть бесплатно, даром. Мы не выходили на площади «за червончик», мы шли туда по велению совести…

Кто-то скажет, что наши лозунги были слишком наивны. Но я бы не спешил с выводами. Кто-то из нас наверняка шел по правильному пути… Узнаем об этом лет через двадцать…


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org