Ход троянским конем

Александр МАЩЕНКО 2009.07.23
Ход троянским конем

Мне было лет шесть или семь от роду, когда я нашел у бабушки на этажерке книжку о Троянской войне. После этого мои детские игры в войну приобрели оттенок некоторого вольнодумст-ва. Плохо это или хорошо, но Ахиллес, Одиссей, Аякс и Диомед затмили собой Щорса, Котовского, Матросова и Гастелло. И я сражался уже не столько за красных против беляков и не столько за наших против немцев, сколько за данайцев против троянцев. Не знаю почему, но Приам, Гектор, Парис и вся их илионская компания не вызывали у меня симпатии.

Тогда, в глухие советские годы, мне казалось, что Троя находится где-то в тридевятом царстве, тридесятом государстве. Потом я узнал, что этот город стоит на территории современной Турции, недалеко от знаменитого Геллеспонта (он же — Дарданеллы), и решил, что когда-нибудь непременно побываю в тех местах, чтобы увидеть их своими глазами.

Сбылась мечта идиота

Автобус вез меня из Стамбула в Чанаккале — город, раскинувшийся на азиатском берегу Дарданелл. Семь часов вдоль Мраморного моря. По пути — Галлиполийский полуостров. Скорбное место для русской истории. В 1920—1921 годах здесь разместились эвакуированные из Крыма врангелевцы. А в прошлом году в городе Гелиболу был открыт мемориал русским воинам-белогвардейцам. На вершине кургана пирамидальной формы установлен крест. Надпись на памятнике гласит: «Первый корпус Русской армии — своим братьям-воинам, в борьбе за честь родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920—1921 годах». Да, у них была своя война, и, наверное, похлеще Троянской.

Однако я немного отвлекся. Прошу прощения и возвращаюсь от русской истории к греческой. Решающий бросок с одного берега Дарданелл на другой, из Европы в Азию, я совершаю на пароме. Смотрю на пролив и вспоминаю легенду о Леандре и Геро. Леандр полюбил Геро, жившую на другом берегу Геллеспонта. Каждую ночь Геро ждала, когда он переплывет пролив, и, чтобы ему было светлее, зажигала огонь на башне. Леандр плыл на маяк и добирался до берега. Однажды огонь погас, и Леандр утонул в темном море. Утром его тело прибило к ногам Геро. Увидев его, она в отчаянии бросилась с башни в морскую пучину.

Не в сказке, а в жизни подвиг Леандра повторил лорд Байрон. Весной 1809 года он по пути в Константинополь переплыл Дарданеллы, чем очень любил впоследствии похваляться. Честно говоря, «хоть я не Байрон, а другой», но при случае тоже рискнул бы махнуть через пролив. Ширина Дарданелл в узких местах — всего около полутора километров, так что, в принципе, переплыть их не так уж и сложно. Но на этот раз компания у меня для такой затеи подобралась не самая подходящая — жена с тринадцатилетним сыном. Так что, пожалуй, как-нибудь в следующий раз.

За этими мыслями паром приблизился к Азии, и на набережной Чанаккале стал отчетливо виден огромный троянский конь, хорошо знакомый миллионам людей не столько по поэме Гомера, сколько по перевравше-

му «Илиаду» американскому блокбастеру «Троя».

Брэд Питт — Ахиллес, Шон Бин — Одиссей, Брайан Кокс — Агамемнон, а Орландо Блум — Парис.

Держите меня крепче.

И главное — что они в этом фильме вытворяют.

В «оригинале» Елена выходит замуж за Менелая по любви, а в фильме ее выдают за царя Спарты против воли. В «оригинале» Менелай после войны увозит с собой Елену, а Парис гибнет, а в фильме Гектор убивает Менелая, а Парис остается с Еленой. В «оригинале» Агамемнон возвращается в Микены, где его убивает жена, а в фильме микенского царя убивает наложница Бризеида при разграблении Трои.

И так далее и тому подобное.

Ну а об олимпийских богах, которые, согласно «оригиналу», принимали важнейшее участие в Троянской войне, в фильме вообще ни слова, да поразит режиссера, сценариста и продюсера Зевс Громовержец. Впрочем, не знаю, как кто, а я лично ничего другого от всей этой голливудской шайки и не ждал.

После съемок фильма голливудского троянского коня установили на набережной Чанаккале, и он стал главной достопримечательностью города. Туристы теперь ходят по набережной, тычут пальцем в этого деревянного монстра и восклицают…

Что бы вы думали?

«Там сидел сам…»

Нет, не Одиссей.

«Там сидел сам Брэд Питт!!!»

Настоящая Троя

Меня, однако, Брэд Питт не интересовал, поэтому я переночевал в недорогом, но вполне комфортабельном хостеле и на следующее утро отправился на поиски настоящей, а не кинематографической Трои.

Настоящая Троя расположена в тридцати километрах от Чанаккале, и добираться до нее лучше всего на местном, замотанном изолентой, абсолютно нетуристическом автобусе, живо напомнившем мне автобусы, колесившие когда-то между глухими советскими селами.

Полчаса пути, и мы в Трое.

Это здесь великий дилетант Генрих Шлиман утер нос профессиональным археологам. Он нашел Трою, руководствуясь «Илиадой» Гомера как путеводителем!!! Его потом обвиняли в том, что он вел раскопки варварскими методами, в том, что он неуч и непрофессионал, но он сделал это. Он открыл Трою во второй раз. Первый раз это сделал для нас Гомер около трех тысяч лет назад. Второй раз — Шлиман 

в 60-е годы XIX века.

Тем не менее, многие местные жители и до сих пор не подозревают ни о «роли этого древнего города в истории», ни даже о самом его существовании. Да и туристов в Трое тоже совсем немного. Одновременно по руинам бродит, ну, может быть, десятка два посетителей, половину из которых составляют заполонившие, по-моему, весь туристический мир японцы. Ни с Акрополем, ни с Дельфами, ни даже с нашим родным Херсонесом не сравнить. И это здорово, потому что, например, на Акрополе, который похож на огромный человеческий муравейник, очень трудно сосредоточиться и понять, где ты находишься…

У самого входа в Трою красуется огромный деревянный конь, установленный здесь в 1975 году и чем-то смахивающий на увеличенного в десятки раз коня с наших детских площадок. Конечно, если бы данайцы на самом деле соорудили такого деревянного коня, который стоит здесь, троянцы ни за что не внесли бы его в город. Но дело, как вы понимаете, не в этом.

Вообще, для тех, для кого Троя — пустой звук, этот деревянный конь — главная достопримечательность. Судя по интернет-отзывам, большинство туристов, которые побывали в Трое в последнее время, ожидали найти там… декорации к голливудскому блокбастеру и в результате были страшно разочарованы увиденным. «Стоило ли ехать в такую даль, чтобы посмотреть на то, что можно увидеть и где-нибудь поближе — да хотя бы в том же Херсонесе?» — вопрошают они в огорчении и лезут в детсадовское чрево бутафорского деревянного коня.

Между тем Троя — это, конечно, не два новодельных коня — один турецкий, а другой американский. И не дорогой голливудский блокбастер. Не руины, оставшиеся сегодня на месте некогда могучего древнего города. И даже не невозмутимый старик турок, который пасет коз у подножия древнего Илиона.

Троя…

Трудно объяснить, что это такое.

Я бы, пожалуй, сказал, что Троя — это один из краеугольных камней, на которых стоит наш с вами мир, что разрушь настоящую, не бутафорскую, не голливудскую Трою, и этот мир рухнет в тартарары, потому что разом лишится всей европейской истории и культуры. Но я не хочу и не стану топить вас в этом потоке громких фраз, а отправлюсь вместо этого дальше. К подножию Олимпа. Туда, откуда боги управляли событиями Троянской войны.

Однако об этом уже

в следующем толстом номере «КВ».


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org