Седьмая страна, или Грузинский ночлег

Виктор ПИНЧУК 2009.04.30
Седьмая страна, или Грузинский ночлег

В конце сентября прошлого года с единственной визой в паспорте я выехал в Узбекистан, чтобы пешком перейти афганскую границу. После Афганистана — Иран, затем Турция, Сирия и Королевство Иордания. Включая два постсоветских государства, я побывал за эту поездку в семи странах.

Дырка от бублика

Второй месяц фотопаломничества подходил к концу. Ранее мне еще не приходилось бродяжничать по афро-азиатским странам больше месяца. «Маршрут практически завершен. Нужно как-то выбираться отсюда», — думал я, шагая по Стамбулу и попутно откусывая от купленного в хлебной лавке батона. Столь странный ланч — это все, что я мог себе позволить в соответствии с наличием финансовых запасов. Правда, была в некотором роде альтернатива: либо большой батон, либо маленький бублик. Оба изделия стоят чуть меньше доллара. Я выбрал то, что объемнее.

Закончив трапезу, я спустился вниз по эскалатору, и одна из электричек турецкого метрополитена несет меня к станции «Отогар», что в переводе на русский означает «автовокзал».

Автовокзал бывшей турецкой столицы совсем не похож на любой из наших. Здесь выстроились буквой П несколько десятков офисов — конкуренция. Некоторые из компаний выставляют своих глашатаев «на подходе», а те в свою очередь вылавливают не успевших определиться клиентов, предлагая им свои услуги. Я воспользовался предложением одного из них. Вскоре выяснилось, что все мои надежды напрасны: уехать из Стамбула на автобусе даже в Молдавию невозможно, не говоря уже об Украине. В лучшем случае — с пересадкой через Болгарию и Румынию, но для этого нужно открыть визы этих стран. Вспомнив расположение Турции на карте, я поинтересовался насчет Грузии, надеясь через Батуми и Сухуми попасть в Новороссийск, а оттуда — в Крым. Меня направили в другой конец города, где с маленькой автостанции ежедневно отправляются автобусы в Грузию и Армению.

Тбилиси по-турецки

Услужливый грузин в одном из офисов сообщил мне (на русском), что проезд до Батуми и до Тбилиси одинаков по цене. Ничего не теряя в денежном плане, я выбрал столицу Грузии и был очень удивлен, увидев в своем билете другой пункт назначения. «Я же просил в Тбилиси?» — удивленно спросил я. «Но Тифлис — это и есть Тбилиси, только по-турецки», — ответил грузин.

Вечером следующего дня, погрузившись в комфортабельный автобус, я радовался, что уезжаю из Турции — страны с высокими ценами — в Грузию, являвшуюся когда-то частью советской родины, в связи с чем цены (по моим понятиям) там должны быть ниже.

 Напрасно я руководствовался столь наивной логикой: попутчики кавказской национальности в пути разочаровали меня, убедив в обратном.

пинч2.jpg

Один среди грузин

На грузинской границе всех пассажиров высадили из автобуса, предварительно собрав билеты, после чего машина уехала куда-то в сторону. Кое-кто взял свою поклажу с собой, другие, как и я,  оставили в багажнике. У окошка небольшой будки, где ставили в паспорта въездной штамп, стояла стихийная толпа, называющаяся очередью. Кто-то пытался пролезть вперед, другие ругались по-грузински: «Вас тут не стояло...», и вся эта атмосфера напомнила мне, что я нахожусь на территории, когда-то бывшей и моей родиной — СССР.

Полчаса спустя, когда мой паспорт уже украсил грузинский штамп, я вышел на свободное пространство и огляделся вокруг: ни одного знакомого лица, равно как и автобуса. Испугавшись, что мой рюкзак с сувенирами и отснятыми пленками (плод двухмесячной работы) уехал в неизвестном направлении, я со сдержанной истерикой обратился к грузинам в форме, восседавшим в контрольно-пропускном пункте на выезде с территории. Те позвонили куда-то, затем сообщили мне, что синего автобуса нет, есть только красный. «Одно из двух, — подумал я, — либо кто-то из нас дальтоник, либо автобус ушел». Втайне надеясь на первое, я стал упрашивать униформистов пропустить меня на территорию погранпункта, с которой только что вышел. Те, немного поупиравшись, согласились «для гостя» нарушить инструкцию. Каково же было мое удивление, когда вскоре в одном из закутков я нашел «свой» автобус с багажом и пассажирами, находящимися в состоянии перекура. «Скоро отъезжаем», — сказал кто-то. Обрадовавшись такой развязке, я не стал ругать руководительницу группы грузинским матом, а лишь напомнил, что я не местный, то есть не знаю грузинского языка и местных таможенных распорядков.

пинч3.jpg

В Симферополь на такси?

Приграничная Грузия, наблюдаемая мною из окна автобуса, по архитектуре напоминала Турцию, и я уже подумал, что так выглядит вся страна, но через несколько километров дома приняли более привычные, «советские» очертания.

Около полуночи, проехав вдоль Куры и мимо знаменитой светящейся в темноте переливающимися огнями тбилисской вышки, напоминающей Эйфелеву башню, распиленную вдоль, автобус прибыл на окраину города, где располагалось здание автовокзала.

«Куда ехать?» — спросил таксист, приняв меня за грузина. «В Симферополь, — ответил я, нимало не смутившись, и, не давая ему ответить, добавил: — Мне бы гостиницу... подешевле».

Таксист, конечно, догадывался, что, кроме Грузии, существуют другие страны и народы, но сам факт, что на этом автобусе из Турции может приехать «не грузин», его несколько удивил, так как подобного не наблюдалось последние восемь-десять лет. Впрочем, через полторы секунды он уже ответил, что на втором этаже здания автовокзала есть нечто вроде гостиницы.

Десять лари

То, что я вскоре увидел, напомнило мне советское детство и молодость. Помещение, выполнявшее когда-то функции то ли большой бухгалтерии, то ли маленького клуба, стало отныне комнатой отдыха (чуть не написал «комнатой страха»). Пять пружинных солдатских кроватей стояло на выщербленном паркете, помнившем, наверное, еще эпоху Леонида Ильича. Вдоль фасадной стены расположился длинный балкон, щели между рассохшимися рамами и фрамугами которого не дали бы задохнуться от угара командировочному после дегустации местных вин. В дальнем углу стояло кресло: то ли зубоврачебное, то ли парикмахерское, но однозначно не гинекологическое. А поскольку рядом находилось большое зеркало, я все же решил, что кресло предназначено для стрижки (возможно, здесь была парикмахерская). Рядом с креслом стоял кухонный вентилятор гигантских размеров, используемый в столовых, и еще что-то накрытое брезентом, под который я не стал уже заглядывать.

Комендантша, показавшая мне апартаменты, сообщила, что одно койко-место стоит 10 лари (то есть 5 евро). А когда я удивился: «Почему так дорого?», она обиженно-рассерженно спросила: «А у вас есть гостиница за такую цену?» «Где «у нас»?» — удивился я подобной логике, так как паспорт еще не успел предъявить. «Не все ли равно где», — ответила она. «Действительно...» — подумал я и, отдав имевшиеся у меня пять евро, пошел спать, забрав полагающиеся мне постельное белье и солдатское одеяло. Вместо «спокойной ночи» комендантша пожелала мне, единственному гостю, не закрывать дверь изнутри, так как ночью могут приехать другие постояльцы. О том, что существуют замки, дверь, рожденная в эпоху близкого вступления в коммунизм, не знала вообще. «Впрочем, могло быть и хуже», — успокаивал я себя, пытаясь заснуть. Попытка удалась.

...Ночью мне приснился грузин, который сидел на том самом кресле, что стояло недалеко от моей солдатской кровати, и с улыбкой жонглировал мандаринами. Причем на каждом фрукте был приклеен ценник: 10 лари.


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org