Севастополь. Северная сторона. Братское кладбище

Игорь АЗАРОВ 2007.11.02

 «У каждого из нас на свете есть места...» — помните такую песню? Подобных мест, где можно не только «на миг уединиться», но и получить какой-то особый, трудно описываемый посредством обычных слов заряд, не может быть много. Например — Братское кладбище в Севастополе. Детские воспоминания о нем смутны. Помню наглухо забитые двери храма, на земле — огромный (16 тонн!) серый гранитный крест, упавший с большой высоты и расколовшийся. Дебри колючего кустарника, горы мусора, нагромождение камней, заброшенные могилы, оскверненные склепы... Мерзость запустения и горечь забвения. Сейчас запустения нет: проведена титаническая работа, кладбище приведено в порядок. Но вот с забвением как быть? А есть отрава похуже забвения — ложь, клевета. Уже приходилось писать о том, как некоторые подленькие борзописцы лихо оплевывают русскую память Севастополя... И не только Бог им судья: мы сами должны судить и исполнителей, и заказчиков глумления над нашей историей и памятью. И приговором здесь — наше к ним глубокое презрение.  Из Севастополя попасть на Братское можно, только перебравшись катером от Графской пристани на Северную сторону, а потом еще немного надо проехать автобусом. Если следовать из Симферополя, главное — не прозевать поворот вправо с основной дороги: там совсем немного какими-то выселками — и вот оно, Братское кладбище, вид с тыла. Собственно говоря, перед нами холм, 65 м над уровнем моря. Над холмом, над кипарисами и туями, над белым мрамором и черным гранитом могил, над самим временем парит увенчанная крестом пирамида Свято-Никольского храма. Это не просто церковь, это — грандиозный памятник героям Крымской войны. Строился Свято-Никольский храм довольно долго. Первые камни его были заложены 5 сентября 1857 года, но сам храм был освящен только в 1870 году. На 38 черных мраморных досках внутри здания золотом начертаны фамилии 943 генералов, адмиралов, штаб- и обер-офицеров, погибших, защищая Севастополь. С внешней стороны в грани пирамиды вмонтированы 54 гранитные плиты, на которых названы поименно оборонявшие город воинские соединения с указанием потерь: Бутырский пехотный полк с 23 сентября 1854 по 27 августа 1855 года потерял 1310 человек, лейб-егерский Бородинский — 448 человек... Всего — более 127 тысяч защитников... «Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский», — писал  защитник черноморской твердыни Лев Толстой. Сейчас кое-кого очень бесят и этот город, и этот героизм, и этот народ... Богослужения в Свято-Никольском храме возобновились с 1989 года. Подвижнический труд настоятеля, митрофорного протоиерея отца Георгия (Полякова), неусыпными заботами которого возрождается храм и восстанавливаются могилы защитников Севастополя, переоценить невозможно: это подвиг во имя веры, во имя памяти. В севастопольском путеводителе за 1955 год указывалось, что на Братском кладбище похоронено 127 583 защитника Севастополя. На самом деле, по данным современных источников, — около сорока тысяч. И эта цифра впечатляет. Сохранились 123 индивидуальные и около 500 братских могил. Реставрация захоронений продолжается и по сей день. От храма спускаемся к «исторической» части кладбища. Графу Эдуарду Ивановичу Тотлебену повезло: у него самый красивый в Севастополе памятник (на Историческом бульваре), его прах покоится в красивейшем склепе. Впрочем, все это заслуживает совершенно отдельного разговора. А вот памятник на могиле князя Михаила Дмитриевича Горчакова, главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму, явно нуждается в серьезной реставрации: утрачен бюст князя, сильно пострадала живопись; на фоне других ухоженных захоронений могила Горчакова выглядит совершенно запущенной, забытой. Читаем имена, начертанные на надгробиях: русские, немецкие, греческие фамилии. Железная плита — Карл фон Турский. Надпись сделана по-немецки, бросается в глаза знакомое слово... У этого немецкого парня был свой «фатерлянд» — Россия. А вот еще одна железная плита и немецкая надпись — сердце не может не дрогнуть у этой могилы. Генерал-майор Александр фон Адлерберг погиб в бою в ночь с 10 на

11 мая 1855 года. Его сын, Николай, юнкер, которому только исполнилось восемнадцать, ночью отправился искать тело отца. И тоже погиб. Они нашли покой в одной могиле. Еще одна могила — генерал-майор Александр Иосифович Защук, в Чернореченском сражении командовал казачьим авангардом (!), а ведь состоял офицером Генштаба. Отчаянный, очевидно, был человек. Защук — фамилия малороссийская. Совсем недавно автор этих срок в одном школьном учебнике имел счастье прочитать, что в царской армии украинцу трудно было выслужить чин выше полковничьего. Во имя чего сочиняются и распространяются эти бредни?! Кстати, могилу генерала Защука венчает так называемый крест крови — равноконечный крест с цифрой 349 (число дней обороны) в лавровом венке. Это была неофициальная награда участников обороны. Многие в Севастополе носят такой значок, так как оборона города, увы, не закончена... Еще интереснейший памятник — на предполагаемой могиле майора Житомирского полка Эраста Агеевича Абазы, погибшего в ночь с 9 на 10 мая 1855 года в бою. Памятник совсем новый, он установлен в 2003 году. Эраст Абаза считается автором музыки к одному из самых прекрасных русских романсов, слова которого написал Иван Сергеевич Тургенев. У постамента — ноты: «Утро туманное, утро седое...» Абаза — бессарабские дворяне, румыны или молдаване по своим корням. Кстати, брат Эраста Агеевича в Российской Империи, этой «тюрьме народов», дослужился до поста министра финансов... Мы медленно, то и дело сворачивая с главной аллеи, движемся к главному входу. Сколько славных имен, сколько полузабытых ныне фамилий! Вспомнились строки Афанасия Фета: Они и под землей отвагой прежней дышат... Боюсь, мои стопы покой их возмутят, И мнится, все они шаги живого слышат, Но лишь молитвенно молчат. ...Один из красивейших памятников — генерал-лейтенанту Степану Александровичу Хрулеву, любимцу солдат, герою Малахова кургана. Но и о нем — отдельный рассказ. Находясь на Братском кладбище, не забудьте поклониться могилам героев второй обороны Севастополя. Здесь же нашли последнее пристанище моряки, погибшие на линкоре «Новороссийск». Покоятся на Братском подводники «Комсомольца» и «Курска». Из каменных гробов их голос вечно слышен, Им внуков поучать навеки суждено. Их слава так чиста, их жребий так возвышен, Что им завидовать грешно...  Эту публикацию следует расценивать как эпиграф, своеобразную заявку темы: совершенно очевидно, что о героях скороговоркой не говорят и между славных могил галопом не бегают. Авторы «КВ» готовят цикл публикаций о ПОДЛИННЫХ героях Севастополя и Крыма под рубрикой «Русский пантеон». Пока историческая память жива, бандеровская ложь укорениться не сможет.  


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org