Трагедия в Майерлинге

Игорь АЗАРОВ 2007.03.07

Шестьдесят лет назад, в 1947 году, некто Луис Тренкер опубликовал дневники Евы Браун — скоро разоблаченную фальшивку. «Литературную основу» сочинения Тренкера составили воспоминания графини Лариш-Валлерзее о трагической любви габсбургского кронпринца Рудольфа и юной Марии Вечера. Как-то Борхес заметил, что «судьбе по нраву повторения, вариации, переклички»... Рудольф и Мария погибли 30 января 1889 — 20 апреля того же года родился Адольф Гитлер. Сомнительно, конечно, что прощаясь с жизнью в сырой и зловонной норе, именуемой фюрербункером, в свои последние минуты Гитлер и Ева Браун думали о том, что они — с поправкой на время и обстоятельства — повторяют историю Рудольфа и Марии. Но параллель оказалась слишком очевидной...  Катастрофа 30 января 1889 года, среда. Охотничий замок Майерлинг в 40 км к юго-западу от Вены. В 6.30 утра камердинер Лошек, выполняя приказ, явился будить кронпринца Рудольфа. Тот сам выходит на стук, приказывает приготовить все для охоты, а в 8.00 вновь явиться за ним. В назначенное время Лошек cнова появляется у дверей спальни своего господина. Гости, граф Хойос и князь Кобургский, уже ждут внизу. Слуга стучит, принц не открывает. В конце концов в дверь уже ломятся трое — слуга, граф и князь. Лошек вынужден признаться, что в спальне Рудольф не один... Наконец, после некоторых колебаний, дверь взломали и оказались в прихожей. Дверь в спальню не была заперта. Лошек заходит — и тут же выбегает в ужасе: в спальне наследника австро-венгерского престола два трупа. Выстрелов никто не слышал. Из полицейского доклада: «Лицо Вечера совсем не пострадало, только крошечное отверстие в виске». Однако выстрел «ужасно обезобразил принца». Его череп «разворочен и мозговое вещество разбрызгано по комнате». Рудольф и Мария полностью одеты, у девушки в руках роза, на полу — револьвер, выпавший из руки кронпринца... Его высочество Рудольф Габсбург — единственный сын австро-венгерского императора Франца-Иосифа (1830—1916) и императрицы Елизаветы (1837—1898), происходившей из баварской династии Виттельсбахов, — родился 21 августа 1858 года и получил основательное и строгое военное воспитание и образование, радуя родителей и наставников исключительными способностями и широтой интересов. Габсбургский принц может быть только военным — в 1878 году Рудольф назначается командиром 36-го пехотного полка, стоящего в Праге, а затем получает генеральские эполеты и пехотную дивизию. Современница пишет о Рудольфе: «Он был не просто красив, но на редкость обаятелен. Роста среднего, однако очень пропорционального сложения... Он наделен был чуткой душой и переменчивым нравом; только что любезный и приветливый, в следующую минуту становился вдруг раздражителен и дерзок, однако мог в мгновение ока снова стать обворожительным и сразу затмевал собой всех. Этот человек повергал вас в замешательство; его утонченная, впечатлительная натура сияла неподдельной чистотой». Иштван Барт, исследователь майерлингских загадок, впрочем, замечает: «Разглядывая фотографии Рудольфа, вряд ли ощутишь его личное обаяние». Барт сделал интересное наблюдение: сколько фотографий — столько масок, образов, обликов. Рудольф словно не может уловить самого себя: то он с усами, то с бакенбардами, то с бородкой... На последних фотографиях, как пишет Барт, у кронпринца «лицо человека, которому белый свет не мил». Женитьба Судя по всему, кронпринц рано ощутил себя мужчиной, и суровый отец, император Франц-Иосиф, спешил положить предел его скандальным похождениям.

10 мая 1881 года состоялась свадьба Рудольфа и принцессы Стефании, дочери Леопольда II, короля Бельгии. Все попытки Стефании добиться хотя бы какой-то теплоты в отношениях с Рудольфом не увенчались успехом: ничего, кроме холодной вежливости. Рождение дочери не сблизило супругов, Рудольф вновь ищет и находит удовольствия на стороне. На свою беду, Стефания после родов начинает набирать вес, и кронпринц за глаза называет ее «моя фламандская корова». В тайне от отца Рудольф обращается к папе Льву XIII за разрешением на развод со Стефанией. Большая политика Рудольф осуждает консервативно-охранительную политику Франца-Иосифа; уже в 15 лет он пророчески записывает в своем дневнике: «Империя — всего лишь мощные руины, до сих пор стоящие, но приговоренные временем к разрушению... Все человечество движется к свободе, и при следующем шторме этому кораблю предопределено судьбой затонуть». Франц-Иосиф слышать не хочет о реформах. Правда, в 1867 году ему пришлось дать либеральную Конституцию венграм и уравнять их в правах с австрийцами (немцами) — так появилась «дуалистическая» австро-венгерская монархия. Но под властью Габсбургов находились также чехи, словаки, поляки, сербы, итальянцы, русины... Рудольф мечтает создать — по примеру США — некую федерацию штатов, а себя видит не монархом, а президентом Венгрии... Стоит ли говорить, что Франц-Иосиф на пушечный выстрел не подпускал своего наследника к властным рычагам? В Берлине опасались, что Рудольф, если вступит на престол, резко сменит внешнеполитические ориентиры — немецкая разведка не спускает с кронпринца глаз, а Бисмарк (не без оснований!) предупреждает австрийских союзников, что их престолонаследник «попал под масонское и еврейское влияние». Впрочем, сам император-отец отслеживает каждое телодвижение отпрыска. Жажда смерти Итак, Рудольф пронзительно одинок: отец к нему холоден, мать равнодушна, сестры его не понимают, а жену он не хочет понять сам. Сексуальные эскапады заканчиваются печально: какая-то девица наградила принца гонореей, которая превращает Рудольфа в субъекта «с сухой бледной кожей, дрожащими руками и беспокойно бегающими глазами, у которого странным и беспричинным образом меланхолия вдруг сменяется гневом, а возбужденная болтливость косноязычным ступором». Стефания пытается помочь мужу, но безуспешно; она делает вывод: «Рудольфа ждет трагическая судьба, медленная агония, более отвратительная, чем сама смерть». А Рудольф уже сам ищет смерти. Он предлагает совместное самоубийство своим любовницам, Митци Каспар и Элле Шомич, а затем и супруге — принцессе Стефании. Мария Вечера ...И вдруг Рудольф словно обретает второе дыхание. Он влюбился! Предмет его страсти — юная баронесса Мария (ее чаще называют Мари) Вечера. Уже цитированный Иштван Барт, изучая фотографии Мари, замечает: «... у нашей героини глуповатое, кукольное личико... Напрасно мы стали бы искать на фотографиях хваленую ее красоту, впрочем, последнее не стоит вообще принимать на веру, ведь женская красота в большинстве случаев результат всеобщего соглашения». Пусть так, но венское общество находило баронессу милой и очаровательной. Еще одно: баронский титул не должен вводить в заблуждение — Мари Вечера была девицей не слишком знатного (и ясного) происхождения; ее мать никогда не была принята при дворе. Злоязычный Барт пишет: «Мария курила! Не стоит пренебрегать даже этой мелкой подробностью, поскольку она может свидетельствовать о многом — к примеру, о свойственной подросткам экстравагантности или же об атмосфере дома, состоящего из одних женщин и напоминающего восточный гарем». И далее: «... без целомудренно-испорченной девочки «вамп» вся легенда о покончившем с собой принце гроша ломаного не стоит. Таинственность, эротика, слезы и все сметающая на своем пути страсть — эти необходимые для душещипательной истории атрибуты дает Мари. Собственно говоря, ничего более нам и не следует знать о ней». Перед занавесом Роль сводни сыграла племянница императрицы Елизаветы графиня Лариш-Валлерзее; эта особа была дочерью брата Елизаветы Людвига Виттельсбаха и его морганатической супруги, артистки (еврейки) Генриетты Мендель — таким образом, Лариш приходилась Рудольфу Габсбургу сводной кузиной. Именно в карете графини Лариш привозили Вечеру во дворец к Рудольфу, именно в ее  номерах в «Гранд-отеле» возлюбленная парочка встречалась; именно воспоминания графини Лариш, при всей их полуправде, — важнейший источник для всех погружающихся в майерлингские тайны. Роль графини во всей этой истории очень малопочтенная, но именно Лариш первой забила тревогу, когда Рудольф и Мария Вечера сбежали в Майерлинг: знала зачем. 13 января 1889 года — роковой день в судьбе Рудольфа и Мари Вечера: кронпринц дарит своей избраннице железное кольцо, на котором выгравировано несколько букв. Расшифровка такова: «In Liebe vereint bis in dem Tod» — «Союз в любви до самой смерти». Рудольф нашел ту, что готова была разделить с ним и брачное, и смертное ложе... 26 января 1889 года состоялось бурное объяснение между Рудольфом и императором — папа Лев XIII сообщил в Вену о том, что кронпринц желает развода со Стефанией. Франц-Иосиф вне себя. «Ты не достоин быть моим наследником!» — кричит он сыну. 27 января Рудольф демонстративно привозит Мари и ее мать на бал в германское посольство, где присутствует и принцесса Стефания. Скандал достигает апогея. После бала Вечера отправляется домой, а принц проводит ночь... с Митци Каспар, о чем полицейские ищейки аккуратно информируют шефа полиции барона Краусса. Вполне вероятно, что утром 28 января Рудольф еще раз виделся с императором, и Франц-Иосиф выдвинул сыну ультиматум: полное повиновение, разрыв с Вечерой и возвращение в семью. Рудольф, путая следы, обманывает ищеек барона Краусса и выезжает из Вены в охотничий замок Майерлинг. Туда приглашены на охоту и друзья престолонаследника — граф Хойос и князь Кобург, муж сестры принцессы Стефании. Как и когда в Майерлинге оказалась Мария Вечера? Все исследователи габсбургских тайн хотели бы знать ответ на этот вопрос. Эгон Цезарь Конте Корти, биограф императрицы Елизаветы (матери Рудольфа), пишет о юной баронессе: «Экзальтированность ее любви, осознание того, что ее любимый — наследник престола, уже связанный семейными узами, страх последствий приводят ее к состоянию, доселе неизвестному. В тот момент, когда Рудольф предлагает ей умереть вместе с ним, он, вероятно, столь настойчив, что она не может ему отказать». Слишком много тайн Император Франц-Иосиф, австрийский премьер граф Тааффе, шеф полиции Краусс сделали все возможное, чтобы тайна замка Майерлинг никогда и никем не могла быть раскрыта. «Все, что угодно, лучше, чем правда», — заявил император. Те немногие документы, которые еще были досягаемы, в 1938 году изъял и передал своему шефу (Гиммлеру) в Берлин эсэсовский генерал, вице-шеф венской полиции Йозеф Фитцхум. Зачем «дела давно минувших дней» потребовались рейхсфюреру СС? Быть может, в деле о гибели австрийского кронпринца имелся «немецкий след»? Слишком много тайн! Мы даже не знаем, была ли действительно смерть Рудольфа и Марии Вечера в Майерлинге двойным самоубийством. Мы не знаем, как они встретили эту смерть. Сохранились предсмертные записки, но ряд ученых выражает сомнения в их подлинности... Почему Рудольфу, которому уже стукнуло 30 лет, нужны были провожатые на тот свет? Почему для этой роли он избрал 17-летнюю глупую девчонку? Почему она шла на заклание с покорностью овцы? Почему...


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org