Царь тенниса

Борис ЛЕВИН, Александр РЫЖЕНКО 2010.11.25
Царь тенниса

У Шамиля ТАРПИЩЕВА столько должностей, званий и достижений, что даже для нашего традиционного досье пришлось выбирать самое-самое. С Тарпищева, можно сказать, начинался российский теннис, который сейчас, по сути, главенствует в мире. Не случайно совсем недавно президент Международного олимпийского комитета (МОК) Жак Рогге, публично обращаясь к Шамилю Анвяровичу, назвал его Царем тенниса — настолько велик авторитет Тарпищева в этом виде спорта.

На днях Шамиль Тарпищев со своим прославленным учеником — экс-первой ракеткой мира Маратом Сафиным — дал в Симферополе мастер-класс для юных крымских теннисистов.

Корреспонденты «КВ» воспользовались случаем, чтобы пообщаться с одним из самых влиятельных людей мирового тенниса.

— Прежде всего, что связывает вас с Крымом?

— Это давняя и добрая история (улыбается). Весной 1985 года сборная СССР, которую я тогда возглавлял, впервые провела в Крыму свой сбор. Нам так здесь понравилось, что стали приезжать ежегодно — вплоть до развала Союза. По сути, в Крыму закладывался фундамент нынешних побед российского тенниса. Честно говоря, очень хочется, чтобы традиции 80-х были возрождены. Развитие Крыма как теннисной базы послужило бы интересам и России, и Украины. Подвижки в этом вопросе, кстати, уже есть: постепенно начинает восстанавливаться система кортов по всему полуострову, строятся новые. С удовольствием отмечу, что российская сборная, недавно с триумфом выступившая на Юношеских Олимпийских играх, основной свой подготовительный сбор перед вылетом в Сингапур провела в Саках. Кроме того, я частый гость в Крыму — у меня здесь много друзей, в частности президент «Ситек-Динамо» Владимир Чернышев. Теннисная школа, которую он возглавляет, выстояла в самое тяжелое время, и, уверен, скоро ее воспитанники заявят о себе на самом высоком уровне.

— Теннис нередко называют имиджевым видом спорта. Это не обижает?

— Нет. Как говорилось в одной старой рекламе, имидж — это все. Совсем недавно тогда еще мэр Москвы Юрий Лужков, вернувшись из деловой поездки в Японию, долго меня благодарил за то, что ему… очень легко удалось подписать крупный контракт с японской стороной. На мое недоумение — при чем тут, собственно, я? — Лужков, выдержав театральную паузу, воскликнул: «Как при чем? Японцы сказали, что со страной, воспитавшей Шарапову, контракты нужно подписывать, не задумываясь!» Спорт в целом (и теннис в частности), разумеется, не составляет экономическую мощь страны, но является той надстройкой к экономике, которая помогает ей двигаться вперед. Теннис очень многое дал России, например, в годы ее становления как самостоятельного государства. Благодаря успехам наших теннисистов во всем мире стали понимать, что у нас нормальная страна, которая развивается, с которой нужно иметь дело. Теннисом можно заниматься круглогодично, поэтому лучшего имиджевого вида спорта для любой страны, наверное, найти невозможно. Два года назад мой друг, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, попросил меня помочь в развитии тенниса в этой стране (Назарбаев, кстати, сам играет в теннис, и весьма неплохо). Теперь в Казахстане настоящий теннисный бум: строятся корты, открывается множество специализированных школ, работать в которые приглашают известных специалистов. И хотя собственные кадры здесь появятся не завтра (но они обязательно появятся!), уже сейчас представители Казахстана — бывшие россияне Голубев, Кукушкин, Шведов и другие — выигрывают крупные турниры, прославляя страну, которая создала для них все необходимые условия для совершенствования мастерства.

— От президента Украины Виктора Януковича подобного предложения не поступало?

— Пока нет. Но, надеюсь, поступит. Виктор Федорович, возможно, кого-то удивлю, тоже играет в теннис. Как-то в Афинах у нас даже был спарринг с ним. Но матч получился недолгим, поскольку я был простужен и плохо себя чувствовал.

— Поддержка на высшем уровне имеет огромное значение для развития в стране того или иного вида спорта. Благодаря привязанностям генсека Леонида Ильича Брежнева в СССР самыми популярными видами спорта были хоккей и фигурное катание. Теннис в вашем лице нашел поддержку у первого президента России Бориса Николаевича Ельцина…

— Не стану этого отрицать, хотя хочу отметить, что Борис Николаевич заботился не только о теннисе, но и обо всем российском спорте. Благодаря чему, собственно, нам удалось первенствовать по количеству завоеванных медалей на летних Олимпийских играх в Барселоне в 1992 году и — впервые в истории — на зимней Олимпиаде в Лиллехаммере в 1994-м, успехом можно считать и второе место в Олимпийской Антланте-96. Ельцин сам был спортсменом — мастером спорта по волейболу, как любитель увлекался теннисом, поэтому и понимал не только значимость спорта высших достижений, но и его влияние на здоровье нации в целом. К сожалению, при президентстве Бориса Николаевича не удалось сделать одного — создать законодательную базу российского спорта. Она, хоть и улучшилась позже, все равно не соответствует времени.     

— Что бы вы в ней исправили, появись у вас такая возможность?

— Разумеется, в первую очередь — механизмы финансирования. Та вертикаль, которая была налажена при Союзе, давно разрушена. Сейчас какие бы деньги в спорт ни вкладывались — эффективность на выходе минимальная. Потому что неизвестно, в чьем кармане эти средства, предназначенные на развитие спорта, оседают. Что бы сейчас ни говорили о советской системе, в ней было много плюсов. Китайцы, взявшие ее на вооружение перед Олимпиадой-2008, получили колоссальные дивиденды! Мне нравится, как на государственном уровне поддерживают спорт в Испании. Государство за свой счет строит муниципальные спортивные объекты и совершенно бесплатно передает их в управление соответствующим структурам, контролируя, но не требуя от них финансовой отдачи. По сути, любой желающий может заниматься на этих объектах бесплатно. А в России или на Украине, скажите мне, вы много найдете бесплатных залов? Молодежь оказалась, извините, выброшена на улицу. Неразрешенных проблем в законодательной базе спорта России (а она мало чем отличается от украинской) очень много. Тот же вопрос взаимоотношений с телевидением. На Западе телевизионщики платят организаторам рейтинговых соревнований баснословные суммы за право трансляции, у нас же нередко самим приходится платить телевидению, чтобы тебя показали. Не урегулированы на законодательном уровне взаимоотношения и с рекламодателями. У нас реклама вообще не играет никакой роли в развитии спорта. Приведу пример на теннисе. Сампрас, выиграв свой очередной турнир Большого шлема и заработав миллион призовых, в Америке от рекламщиков получал к этой сумме коэффициент 7,5. В большинстве стран Европы этот коэффициент составляет 3,5. У нас же, в России, рекламных отчислений для ведущих спортсменов нет вообще. И не потому, что рекламщики жадные, просто эта статья расходов не закреплена в законодательстве. Таких нюансов много — я мог бы их перечислять и перечислять.

Окончание — в следующем номере «толстушки» «КВ»


крымское агенство новостей

В Симферополе заложат новый памятник

Ко дню освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков 13 апреля в на проспекте Победы заложат камень в основание памятника Отдельной...

читать полностью


COPYRIGHT © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org