Инфицированные русофобией

Наталья КИСЕЛЕВА 24 июня, 10:32

Обещанный регионалами законопроект «О языках» до сих пор так и не поступил в Верховную Раду Украины. А русскоязычные избиратели, голосовавшие за Виктора Януковича на президентских выборах, ждут, когда Партия регионов начнет выполнять свои предвыборные обещания в сфере защиты языковых прав. На государственный статус русского языка электорат Виктора Федоровича надеется, но не рассчитывает. А украинские националисты и надеются, и рассчитывают, что предвыборные обещания регионалов останутся только на бумаге.

«Мы хотим всем рекордам наши громкие дать имена»

Базовый законопроект «О языках» еще не увидел свет, а националисты-русофобы (других украинских националистов не существует) снова развернули в средствах массовой информации кампанию против любого повышения и даже закрепления нынешнего статуса русского языка. В ход пущены все средства: и псевдонаучные публикации, и наглое вранье о европейских нормах решения языкового вопроса.

Здесь националисты вопреки своим русофобским правилам даже «не брезгуют» приводить в пример Россию. «Россия, очень любящая учить нас терпимой национальной политике, никаких обязательств относительно поддержки языков принимать на себя не спешит», — пишет в газете «Зеркало недели» один из таких «экспертов» Виталий Нахманович, получивший в России высшее образование и даже сделавший себе там этнополитическую карьеру, а теперь, перебравшись в Киев, подвизающийся на русофобских публикациях. И странным образом этот выпускник исторического факультета МГУ, страдающий политической «амнезией», забывает рассказать читателям газеты о том, что Россия подписала Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств (далее — Хартия), но пока не ратифицировала. Но самое главное, что скрывает «историк», — это количество языков, которые имеют в России статус государственных и официальных даже без ратификации

Хартии.

Кстати, «пинать» по этому поводу Россию в среде украинских националистов считается хорошим тоном. «Довеском» к этому идет вранье о том, что в Российской Федерации только один язык имеет статус государственного, между тем как Россия является несомненным РЕКОРДСМЕНОМ В МИРЕ по количеству языков, имеющих законодательно закрепленный статус.

Да, русский язык в соответствии с 69-й статьей Конституции является государственным языком Российской Федерации. В то же время субъекты РФ могут устанавливать свои государственные языки, и они этим правом активно пользуются. 20 субъектов федерации ввели на своей территории, кроме русского, еще один государственный язык. В Кабардино-Балкарии три языка (русский, кабардино-черкесский, карачаево-балкарский) имеют статус государственного. В Карачаево-Черкессии, помимо русского, статус государственного имеют  абазинский, кабардино-черкесский, карачаево-балкарский и ногайский языки. По дагестанской Конституции государственными на территории республики являются русский язык и все языки народов Дагестана: аварский, агульский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, ногайский, рутульский, табасаранский, татский, цахурский и чеченский.

Кроме этого, в российских регионах еще 13 языков имеют официальный статус. Это вепсский, карельский и финский — в Карелии, долганский, чукотский, эвенкийский и юкагирский — в Якутии, казахский — на Алтае, коми-пермяцкий — в одноименном округе Пермского края, мансийский, ненецкий и хантыйский — в Ханты-Мансийском автономном округе, ненецкий, селькупский и хантыйский — в Ямало-Ненецком автономном округе. 

Еще официальный статус для языков нацменьшиств в местах их компактного проживания установлен в пяти республиках (Башкортостан, Марий Эл, Татарстан, Удмуртия, Хакасия) и в Чукотском автономном округе.

Что же касается ратификации Хартии, то в России этот вопрос обсуждается, но российские эксперты справедливо отмечают, что в отдельных регионах РФ уровень защиты языков нацменьшинств выше, чем действующий европейский стандарт. Например, в Мордовии в отношении языков мокша и эрзя действуют 65 обязательств против 35, предусмотренных Хартией.

В то же время на Украине даже тот минимум принятых по Хартии обязательств постоянно пытаются урезать, ссылаясь на якобы неправильный перевод документа.

Особенности национального перевода

На английском языке название Хартии выглядит следующим образом — European Charter for Regional or Minority Languages. Официальный перевод названия на русский язык — «Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств», на украинский — «Європейська хартія регіональних мов або мов меншин».

Но украинские националисты, ослепленные русофобией, усмотрели в названии неправильный перевод. «Региональные (Regional) языки» они вообще не увидели, а языки меньшинств (Minority) свели до исчезающих. Мол, если только язык исчезает, его защищают положения Хартии, русский же язык к исчезающим отнести никак нельзя, поэтому из украинского закона о ратификации Хартии его надо выбросить. Они (украинские националисты) с удовольствием выбросили бы из Украины и всех русских и русскоязычных граждан, но силенок на это не хватает, вот они и злобствуют на почве законодательства.

Устраивать споры вокруг правильности или неправильности перевода слова Minority мы не будем, а воспользуемся для доказательства обычного для украинских националистов вранья официальными данными о статусе языков в странах, ратифицировавших Хартию. На сегодняшний день Хартию подписали 47 государств, а ратифицировали 24, в том числе и Украина. Под действие Хартии в этих странах попали, конечно, и исчезающие языки, но значительную часть к таковым отнести никак нельзя (см. табл.).

О каком исчезновении можно говорить по отношению к имеющему официальный статус в 24 государствах арабскому языку, общее число носителей которого насчитывает около 300 миллионов человек? Но это не помешало Испании причислить арабский язык (согласно Хартии) к статусу региональных в небольшом городке Сеута, расположенном на Африканском континенте.

А о каком исчезновении португальского могут говорить украинские националисты? Число носителей этого языка достигает почти 280 миллионов человек. Причем в 9 странах он имеет статус государственного. В числе этих стран и сама Португалия, и ее бывшие колонии (Ангола, Бразилия, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Мозамбик, Сан-Томе и Принсипи, Восточный Тимор и Экваториальная Гвинея), объединившиеся в Содружество португалоязычных стран.

Не менее глупо относить к исчезающим и немецкий язык, имеющий официальный статус на государственном уровне в Германии, Австрии, Бельгии, Лихтенштейне, Люксембурге и Швейцарии. Причем обратите внимание, что такой высокий статус немецкого языка в шести странах не помешал еще восьми государствам (см. табл.) предоставить ему статус регионального и обеспечить поддержку и развитие в соответствии с нормами Хартии.

К счастью, нельзя причислить к категории исчезающих, несмотря на все усилия украинских националистов, и русский язык. «Великий, могучий и прекрасный» является государственным в России и Белоруссии. В Киргизии и Казахстане он имеет официальный статус на государственном уровне. Также официальный статус определен для русского языка в Абхазии, Южной Осетии, Гагаузии и Приднестровье. В Армении, Румынии и Финляндии русскому языку предоставили региональный статус согласно ратифицированной в этих странах Хартии. А на архипелаге Шпицберген, являющемся владением Королевства Норвегия, русский язык даже без всякой Хартии имеет официальный статус. 

ОРЗ, или острое русофобское заболевание

Следует отметить, что позиции русского языка в мире последнее время стабилизировались и даже наметилось некоторое улучшение. Директор фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов совершенно верно отмечает, что «русский язык продолжает оставаться средством межкультурного и гуманитарного общения на постсоветском пространстве», обретая при этом статус «языка элиты и интеллигенции».

Русский язык возвращает свою популярность в Европе и завоевывает новые позиции. Так, например, в Словакии русский язык использует в общении каждый четвертый житель страны, в Сербии отмечается рост популярности русского языка среди студентов и школьников, в учебных заведениях Польши русский язык находится на втором месте в рейтингах популярности после английского.

Кстати, русский язык попал в число рекомендуемых к изучению в учебных заведениях Великобритании. Об этом заявил английский министр образования, отметивший, что к наиболее востребованным в бизнес-среде языкам, кроме английского, сегодня относятся русский, арабский, японский и китайский. Согласно результатам проведенных в Великобритании исследований, в прошлом году при найме сотрудников почти 40% компаний отдавали предпочтение тем, кто говорит на китайском языке, каждый пятый работодатель искал кандидатов со знанием русского, 15% компаний требовались работники, владеющие арабским.

Но инфицированные русофобией украинские националисты не в состоянии понять, что решение вопроса о статусе русского языка — это не только правильно с правовой точки зрения, но и выгодно.

А регионалы не спешат выполнять свои предвыборные обещания, связанные с языковым вопросом.

Так мы и живем в очаге распространения русофобии, где эту болезнь не диагностируют, не профилактируют и не лечат. 

Copyright © 2008

Использование материалов time4news.org допускается только с разрешения редакции.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, разрешается при условии ссылки

(для интернет-изданий - гиперссылки) на time4news.org